Comunità
 di S.Egidio

Да здравствуют старики


Письмо Марии

How to join

 
Да здравствуют старики
Home page
Select language

by 
Silvia Marangoni

 

Письмо Марии:

ТЫСЯЧА ПОДПИСЕЙ ЗА ТО, ЧТОБЫ В СТАРОСТИ НЕ ПЕРЕСЕЛЯТЬСЯ В ДОМА ДЛЯ ПРЕСТАРЕЛЫХ, А ОСТАВАТЬСЯ В СВОИХ КВАРТИРАХ



Мне почти 75 лет, живу одна в своей квартире, в той же квартире, в которой жила со своим мужем и которую покинули двое моих детей, когда женились. Я всегда гордилась своей независимостью, но с некоторых пор уже совсем не такая, как была, особенно тогда, когда начинаю думать о своем будущем. Пока еще я со всем справляюсь сама, но на долго ли меня хватит? Внутри себя я замечаю, что мои действия становятся день ото дня все менее непренужденными, хотя еще часто мне говорят: «Вот, если бы я был таким, как она в ее возрасте…». Ходить в магазин и следить за домом становится все трудней и трудней. И поэтому думаю: «Каким будет мое будущее?». Когда я была молодой, ответ был простым: буду жить со своей дочкой, зятем, внуками. Но теперь, с маленькими квартирами и семьями, в которых все работают, как это возможно? Но и в противном случае ответ достаточно простой: Дом престарелых? Это элементарно, говорят все. Однако, все так же знают, но не говорят, что никто не хотел бы оставить свою квартиру и уйти в Дом престарелых.

Не могу поверить, что один комод, тесная комнатушка и полностью анонимный образ жизни лучше собственного дома, где каждый объект, картина, фотография вызывают воспоминания, готовые заполнить целый день без каких-либо других новостей.

Я часто слышу, как говорят: «Мы поместили его в однин прекрасный Дом престарелых, это для его же блага». Хочется верить, что они говорят искренно, но ведь они-то там не живут. И также не правда, что Дом - это «меньшее», но необходимое зло.

Допустим, что в таких местах, как нам про это сообщают в новостях, подать стакан воды, когда ты хочешь пить, не считают утомительным и не относятся к тебе раздражительно только потому, что им надоела своя работа. И все же я не верю, что Дом престарелых мог бы стать ответом для того, кто чувствует себя немного плохо и прежде всего для того, кто просто остался жить один.

Оказаться по воле случая рядом с чужим человеком, с которым не собирался жить и которого не выбирал – действительно ли это способ победить одиночество?

Я прекрасно знаю, как живется в Доме престарелых. Бывает так, что ты хочешь отдохнуть, но не можешь, потому что не выносишь шума других, которые кашляют, чужих и странных для тебя привычек. Говорят, что в старости люди начинают все преувеличивать. Но это не преувеличение представить, что именно тогда, когда захочется почитать, найдется человек, который захочет выключить свет или тогда, когда захочется постмотреть телепередачу, найдется тот, кто захочет переключить на другой канал или вообще, в это время не будет предусмотрено смотреть телевизор распорядком дня. В такого типа приюте даже банальные, казалось бы, проблемы становятся сложными: получать каждый день газету, чинить очки сразу, как только они поламались, покупать необходимые вещи, если не можешь выходить на улицу. Часто случается, что из прачечной возвращают чужое белье и, вдобавок ко всему, ты не можешь иметь ничего своего. Самое худшее – предположим, что кормят не совсем ужасно – то, что нельзя ничего решить самостоятельно: когда вставать и когда ложиться в постель, когда включать и выключать свет, когда и что есть. И потом, более старый (и более стесненный, потому что каждый раз чувствует себя все хуже), вынужден все делить со всеми: болезни, физическую немощь, боль, без елементарной интимности и чувства возможного стыда. Кто-то говорит, что в Доме «есть все и ты никому не втягость». Но это не правда. Ты не имеешь всего и жить в Доме – не единственный способ не мешать своим родным. Альтернативой могла бы быть возможность остаться дома, пользуясь минимальной медицинской помощью, и, чувствуя себя хуже или при болезни, иметь возможность лечиться дома столько времени, сколько нужно. Такая служба уже существует, но существует больше на бумажке, чем в действительности. Каждое правительство должно гарантировать помощь и уход. Нас много таких, кто мог быть остаться дома при помощи минимальной поддержки (службы небольших покупок, оплачивания счетов, уборкой и т.д.) или при домашним медицинским обслуживанием (физиотерапевта, медика, медсестры), как предусмотрено итальянским законом.

И не правда, что все это стоит дорого. Подобные службы стоят в три или четыре раза дешевле, чем мое вероятное выздоровление в больнице для стариков или в Доме престарелых. За границей, говорят, дела идут по-другому. Тут же у нас, напротив, выходит так, что заканчиваешь свою жизнь в Доме престарелых и к тому же не по своему желанию. Не понимаю, почему исполняют волю посмертного завещания и, однако, не хотят услышать живых, которые не хотят идти в Дома престарелых.

Я слышала по телевизору, что в Италии вкладывают тысячи и тысячи миллиардов на построение новых Домов для престарелых и на то, чтобы создать новые 140 000 постельных мест. Даже если бы я жила в бараке, это новость меня бы не сделала радостнее. Но у меня есть дом и кровать, и мое «постельное место» уже имею. Нет необходимости создавать новые кухни, чтобы приготовить обед, я могла бы использовать свою. Нет необходимости строить для меня новый зал с телевизором, у меня уже есть телевизор в моей комнате. Моя ванная комната и туалет работают еще хорошо. Моей квартире нужно разве что несколько перил и ручек в стене: это обойдется вам во много дешевле.

То, чего я желаю для своего будущего, это свобода выбора: где прожить свои последние года – в Доме престарелых или в своей квартире. Сегодня такой свободы у меня нет. Пользоваться услугами на дому очень трудно, почти невозможно: требований много и служба еще очень ограниченная. Но если такая домашняя служба разовъеться больше и станет доступной для всех, кто в ней нуждается, исчезнет потребность строить много новых и дорогих Домов престарелых. В таком случае, даже больницы были бы менее переполненными.

Поэтому, даже если я уже не молодая, хочу, чтобы услышали мой голос, и сказать, что не хочу переселяться в Дом престарелых и что не желаю этого никому. Помогите мне и всем престарелым остаться дома и умереть среди своих личных вещей. Вероятно, проживу дольше, и несомненно лучше. 

Мария

 


[email protected]